Однажды пришла к родне на кладбище.
Лето, тишина, птицы звенят красивую песню, бабочки порхают…
Иду себе неспешно, впитывая эту особенную тишину.
И неожиданно моё внимание привлекает очень старая могила.
Меня к ней будто магнитом потянуло.
И вдруг внутри меня громкий окрик:

- Назад!

Я встала, как вкопанная. Стою послушно, но в сильном недоумении:
мол, а в чём дело-то? И кто там, простите, внутри меня орёт?
Орущий, конечно, не представился.
Зато пришёл ответ на первый мой вопрос:

- Это активная могила, детка.
Если крещеная, перекрестись и проходи мимо.

Обернулась: какой-то дедушка – старый-престарый,
сгорбленный до самой земли. И очень худой. Ходячий скелет.
Спрашиваю:

- Вы здесь работаете?
Дед вяло кивнул:
- Да...
- А чья это могила? Имя не разберу.

Дед сделал вид, что не расслышал.
Ответил невпопад, кивая на могилу:

- Сколько уж лет творю по нему молебен.
А он всё никак не находит покой. Самоубийца…
И, обращаясь к могиле, с отеческой нежностью:
- Пора и честь знать, сынок. Иди домой, мой хороший

…В своё время я изучала историю обычаев и ритуалов народов мира.
А это тесно связано с происхождением суеверий.

Так вот о так называемых активных могилах.
Здесь я не вижу суеверия. Могилы действительно активные.
И это потому, что есть такое явление, как мыслеформа. 

  • Когда мыслеформа наполнена яростью/дикой злобой                                                                                                              
  • Когда мыслеформа содержит жуткий страх                                                                                                   
  • Когда мыслеформа переполнена отчаянием                                                                                                              
  • Когда мыслеформа заточена на расправу                                                                                                                 
  • И другое подобное содержание,
то мыслеформа не получила завершения. Это как часть предложения
до запятой: нужно (и обязательно) завершение. В противном случае 
возникает много вопросов. И пока на них нет ответов, мыслеформа 
продолжает быть активной.

Таким образом, это не могилы активные, а то, что в них содержится:
незавершенные мыслеформы, с которыми люди покинули этот мир.

Не успели с ним попрощаться
Не захотели освободиться от злобы
Не смогли в последнее мгновение сказать: «ладно, будь что будет»
Именно это так сильно тянет к активным могилам:
незавершённость. И она обращена к живым.

Я к чему веду.
Завершай ВСЕ свои мыслеформы. И особенно негативные.
Всякое бывает. И всем нам приходится варить в голове тёмные мысли. Одни наполнены страхом, другие злом, третьи – безотчетной тревогой.

Обязательно ставь после них запятую, а после неё включай свет.
Говори себе: ладно, это всё фигня, главное… – и находи главное.
Только так тьму можно наполнить светом, а злое превратить в доброе.
(Или хотя бы во что-то нейтральное)

Понятно, это не для того, чтобы, если что, «правильно» умереть.
Это для того, чтобы было светло жить. В темноте-то какая жизнь?